Демократия на вынос

0268.610.2 Демократия на вынос
юмореска

    Демократия на вынос.
Предлагается товар в основном американского, хотя и отчасти европейского тоже, производства, который называется демократией, при этом в случае отказа от покупки этого товара допускается применение военной силы ради убеждения в том, что без демократии вы обойтись никак не можете. Т.о., приходят ко мне в семью и говорят, что я должен быть в моей семье демократичным и толерантным. Если же я откажусь от предложения быть демократичным и толерантным, то в отношении меня будут предприняты санкции вплоть до применения в отношении меня военной силы. Тогда я спрашиваю: малоуважаемые господа, но демократичны и толерантны ли вы по отношению ко мне, врываясь в мой дом, в котором существуют свои порядки, и требуете, чтобы в нём был установлен угодный вам порядок. Разве это толерантность - оказывать давление на меня? И разве это демократично? На это малоуважаемые господа между собой шепчутся, что быть распространителями демократии и быть демократами - это разные вещи, потому что как ты всучишь свой товар, не надув при этом покупателя - это никак невозможно. Так что если они распространяют демократию, то это по определению означает, что демократами они быть не могут, а могут делать только вид, что таковыми являются, и требуют, чтобы это их платье я принимал за их сущность. То есть они хотят всучить мне свой товар "по-хорошему", а уж если не получится по-хорошему, то тогда придется сделать это по-плохому. И тогда я понимаю, что демократия имеет два противоположных лица: одно лицо, которое я вижу, и другое лицо, как обратная сторона луны, которое я не вижу и которое есть действительное лицо демократов, которое есть их тоталитаризм по отношению ко мне. И я убеждаюсь в этом, когда слышу, как они говорят между собой по поводу демократии для меня. А говорят они так, что они распространяют демократию по всему миру в целях обеспечения собственной безопасности (Барак Обама),. И после всего этого они ещё объясняют мне, как будет хорошо и замечательно для меня, если я куплю их демократию для моей семьи, что демократия в моей семье - это равная воля всех, это отсутствие власти в семье, разрушение семейных связей. Я спрашиваю, а по какому, собственно праву, вы лезете в мою семью И мне отвечают: по праву сильного. Тогда я говорю: это понятно, это понятный язык - по праву сильного. Значит, в этом случае я имею однонаправленный властный процесс: от вас ко мне. Как говорится, сила силу ломит. Этот язык я понимаю. Но причем тут демократия, о которой вы говорите. Это что-то от Талейрана, который закатывал глаза и говорил о морали, когда царь Александр аннексировал Польшу и на закатывания глаз Талейрана ответил: "А кто мне может помешать?" Но объясните мне на милость, что это за хренотень такая - демократия, о которой вы говорите, зачем всё это?
Тут я вижу, что без бутылки понять, что же такое демократия, я не смогу, а через бутылку, ведущую к взаимным объятиям и лобызаниям, мне, может, и дадут пояснения. И, действительно, бутылка сделала своё объединяющее народы узами любви дело. "Русская ты харя, дубина стоеросовая - любовно сказали мне малоуважаемые господа - сволочь ты советская, выросшая из царизма и кроме как дать в морду никакого другого языка не понимающая. Не понимающая нашей буржуазной души. Зачем, для чего мы будем ломиться в закрытую дверь, если всё можно купить, если всё имеет свою цену, а когда это можно сделать к тому же ещё и за дешево, за фантики от конфет, то что может быть лучше этого? Всё можно сделать посредством подкупа членов твоей семьи и их руками. Вот я прихожу к тебе, в твою семью, и начинаю плакаться над членами твоей семьи, какие они бедные и несчастные, как они замордованы тобой, тогда как должны быть счастливыми и свободными и жить так, как хотят. И что, мол, права отдельного человека превыше всего. И вот твои дурачки говорят: а и правда, как это славно - быть свободными и жить для себя. И они говорят тебе: да здравствует демократия и права для всех. Ты, естественно, возмущаешься, а члены твоей семьи, все эти Яценко, Кличко, Тягнибоки и прочая сволочь, которым мы пообещали, что все они станут как ты, бегут к нам и говорят: "Он возмущается, он против демократии, и дайте нам денег, чтобы его возмущение укоротить" И мы даем им денег, и они укорачивают тебя за наши деньги. А ты сам понимаешь, что кто кормит девушку, тот её и танцует, потому что для чего же и кормить девушку, как не для того, чтобы танцевать её. Если же ты, вместо того, чтобы укоротиться, будешь супротивиться, появляемся мы и говорим: ах ты такой-сякой, преступная твоя антинародная морда, а вот мы санкции на тебя напустим". И тогда, если ты умный человек, ты пугаешься, и впадаешь в панику, и теряешь власть - и наступает демократия для всех. А что такое демократия для всех - это война всех против всех. Была семья, а теперь семьи нет, а есть демократия. Значит, что такое демократия? - это разделение целого на части. И когда перевес на стороне какой-то одной части, мы начинаем помогать другой, и говорим, что делаем это ради торжества демократии и для того, чтобы вновь не возник тоталитаризм, то есть целостное государство. Значит, демократия - это такое наше гениальное изобретение по разделению и поддержанию разделения, когда ранее единый народ распадается на враждующие между собой части, и сын выступает против отца, и брат выступает против брата, и мы поддерживаем одних против других, и пока они воюют между собой, безопасность США является абсолютной и США являются хозяевами мира. Ну что, понял теперь, что такое демократия, дубина, или опять не дошло? "Понял - говорю я - чего уж тут не понять. Но вы - суки". И мне говорят: "Напрасно обижаешься. Это - бизнес и ничего кроме бизнеса. Слышал о таком? Или слышал звон, да не знаешь, где он?!" Я набычился и сказал: "Нет, вы скажите, а вы, собственно, за кого? Там, за родину, за страну, за демократию, за человека или за что?" Малоуважаемые господа снисходительно усмехнулись: "Эх ты, Вася, так ничего и не понял. Ни за кого мы. Мы - за себя". Однако немного подумали и добавили: "Но в конечном счете, конечно, за демократию для себя. Потому что, делая демократичными вас, мы создаем тем самым демократию для себя, как раз ту, о которой вам рассказываем"
И, под пьяную лавочку непривычно расчувствовавшись, любовно добавили: "Выпьем, Вася!" И тогда я сказал: "Выпьем, милые братцы." А братцы весело рассмеялись и сказали: "Однако, хороший ты парень, Вася!" И слова их как масло промаслили мою душу. И я почувствовал: "Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить!"

03.02.14 г.

Возбуждение

Нынешнее возбуждение в "натуральной " Украине - что оно собой представляет? - оно представляет собой возбуждение холопов, в основании криков которых лежит страсть подбирать крошки с господских столов. На одной стороне господа. На другой - холопы, служащие им за крошки, тогда как могли бы иметь всё. Холоп просто не способен думать иначе и не способен ни на что другое, как подбирать крошки. Потому что в голове всякого холопа сидит мечта самому стать господином и иметь, в свою очередь, у себя холопов. Демократическое устройство общества ничего не меняет в характере холопа. Оно лишь позволяет вполне проявиться этому характеру и вполне управлять им со стороны посредством использования его психологии вместо прямого насилия.
Холопу и хочется быть господином, и мечтает он об этом, но характера для этого ему не хватает. Всё он ожидает, что кто-то ему подаст, и даже считает, что ему и обязаны подавать, и, беря, он как бы тем самым делает одолжение подающему, а так как аппетиты холопа в этом отношении неудовлетворимы, то он постоянно пребывает в состоянии обиды, и чем больше ему подают, тем сильнее он обижается, что мало подают. Кажется, европейцы вполне осознали эту особенность "незалежников". И чем меньше Европа им подает, тем сильнее им в Европу хочется.

Но холопство - не в природе русского человека, хотя бы и перед эмоциями. Среди русских каждый черт - Иван Иваныч. И демократия в России проявляет себя в том, что любая моська вроде Горбачевых, Гайдаров и Ельциных выползает со своим тщеславием и бредом и ведет за собой точно таких же тщеславных баранов, как сами, не сообразуясь ни с чем.

Индивид и государство

Не позволяйте человеку заботиться о себе. Не позволяйте государству заботиться о себе. Ибо в этом случае разрываются отношения между противоположностью индивида и государства, и либо индивид разрушает государство либо государство разрушает индивида. Но индивид должен заботиться о государстве, и государство - об индивиде. Эта опосредованность позволяет обеспечить равновесие между противоположностью интересов государства и индивида.

Вывод из опыта Горбачева

Значит, право было КГБ, когда сажало их, если, стоило отпустить поводья, и они они тут же захватили все средства производства в свои руки, развалили страну, превратили большинство населения России в своих личных рабов и назвали это свободой

В очередной раз мордой в грязь

Во время недавнего приезда в Москву израильского премьера Нетаньяху последний "убедил" Москву не поставлять Сирии ракетные комплекы СС-300. Не прошло и нескольких дней после этого события, как ЕС сняло эмбарго на поставки оружия сирийским попвстанцам, а последние просят ЕС закрыть небо над Сирией, что теперь вполне возможно, так как устранена опасность для самолетов ЕС оказаться сбитыми в сирийском воздушном пространстве. Российский МИД заявляет "о двоих страндартах ЕС".
Военные учения "северо-запад", последовавшие вслед за решением ЕС о снятии эмбарго на поставки оружия повстанцам, есть не что иное, как раздувание пузыря: мол, вот мы какие страшные, да, мы сдали Сирию, как перед этим по традиции, заложенной Горбачевым, сдавали всех своих союзников, но если вы попробуете полезть на нас, то смотрите, какие мы страшные.
А никто раздутого пузыря не боится.

Заключение

Текст вводится без картинок. С картинками на сайте shtirov.narod.ru


0268.537  Заключение


Долги, расплата и прибыль иуд


    
Россия - страна криминала снизу доверху. Правоохранительная система не является
исключением. Это означает, что суды стоят на защите интересов криминальных
структур, жесточайшее подавляя любое сопротивление им.
   
Иметь человеку  крышу в правоохранительных органах - великое дело, ибо в
этом случае он становится свободным от Закона. Попробуйте поставить себя на
место крышуемого правоохранительными органами человека и испытать его ощущения -
ведь это - ощущения сверхчеловека, человека абсолютно свободного в выражении
своих импульсов, Хозяина жизни. И, однако,  какая это  мелочь
самоощущения крышуемой вши сравнительно с ощущениями вшей крышующих! Ведь эти
ощущения невозможно ни в сказке сказать, ни пером описать! Для их самоощущений
не придумано слов! Сама мысль, что воши всё дозволено, что всё подчинено её
свободной воле - это для неё хорошо, очень хорошо, это - решительно предел самых
запредельных мечтаний! Что там 1937 год, какая это мелочь. Там были дела
политические, государственные, так что вши 37 года были зависимы, были движимы
страхом, они приговаривали других вшей для того, чтобы самим не оказаться на
месте приговоренных. Там был круг зависимости, в котором приговаривающие
неизбежно превращались в приговоренных, круг безвыходности и безысходности. Зато
теперь! - совсем другое дело. Теперь, когда власть перешла ко вшам! - какие
чудесные открываются возможности и какая чудесная открывается жизнь! И дело
Лотковой - совершенно единичное, совершенно частное и ничтожное дело в ряду
подобного же рода бесконечного  ряда дел, когда люди покорно клали голову
на плаху блатарской фемиды подобно петуху из одного произведения, который в
последний раз посмотрел вокруг и покорно положил голову под топор. И, однако,
отдельно, само по себе дело Лотковой, как и любое из дел подобного ряда вызывает
эмоции в отличие от статистической массы подобных дел, которые превращаются в
статистику и уже никаких эмоций не вызывают.
    И когда
читаешь


Заключение
суда


    "Подводя итог анализу исследованных доказательств со стороны обвинения и
защиты,
суд приходит к выводу о полной
доказанности вины Лотковой А.Б. в совершении инкриминируемого ей преступления.


    Находясь в общественном месте - Московском метрополитене,
в его рабочее время, 
на почве личных, неприязненных
отношений,
Лоткова А.Б. умышленно применила в отношении потерпевших
Белоусова И.В. и Курбанова И.Р. огнестрельное оружие ограниченного поражения,
произведя 3 выстрела на поражение, из которых все три достигли своей цели.
При этом первый выстрел был произведен Лотковой в сторону Белоусова И.В. с
расстояния вытянутой руки, практически в упор, без какого-либо предупреждения,
предварительных, предупреждающих выстрелов и оснований для его произведения.
Второй выстрел, был произведен также умышленно в потерпевшего Курбанова И.Р.,
без каких-либо достаточных оснований для этого, третий выстрел достиг своей цели
в лежащего на полу платформы, уже к тому времени раненного Белоусова И.В., не
представляющего ни для кого никакой угрозы, более того, в присутствии сотрудника
полиции.
Таким образом, действия Лотковой А.Б. носили яркий антисоциальный,
дерзкий, агрессивный и опасный характер, в действительности ничуть не связанный
с необходимой обороной, как это представлено стороной защиты.

    Кроме того, об умышленности действий Лотковой А.Б.
свидетельствует локализация повреждений у потерпевших, количество, а также
высокая результативность произведенных выстрелов, что вступает в противоречие с
утверждениями Лотковой А.Б. об обстановке произведения выстрелов - нервной и
пугающей её, человека без опыта стрельбы из оружия." -



   
невольно сжимаются кулаки. И ко всем этим выводам суд приходит при том, что
существует видео с камер наблюдения! Можете представить себе, как бы выглядело
дело, если бы камер слежения не было!


 Должен
признаться, что у меня возникли сильные личные неприязненные отношения к
следователю Гацнуллиной, прокурору Раджабовой, судье Криворучко и адвокатам
"потерпевших" Курбанова и Белоусова. И так как зло порождает зло, и зло
порожденное должно возвращаться к породившим его, то у меня существует большое
желание увидеть эти персоналии за решеткой.  Разумеется, Курбанов и
Белоусов получили свою иудину месть и свою иудину прибыль: они получили в
приговоре суда 3 года для Лотковой  и около миллиона рублей для себя. И 
срок для Лотковой, и полученная ими 
прибыль в
рублях - это иудина печать на них и их татарских покровителях.
Но  татарский суд, выручающий своего преступника Курбанова за счет Лотковой
- это суд людей.

    И чем дело Лотковой закончится в
конечном счете - это мы увидим.

    Но я против
настроения петуха, покорно кладущего голову под топор. Смеяться над татарином
Курбановым невозможно. Ему, правда, не удалось обзавестись топориком Белоусова,
но он остался при своих да еще и в прибыли в полмиллиона. Он проявил себя в
качестве опытного блатаря и вышел сухим из воды,  без потерь. Грустный смех
вызывает русский Ванька Белоусов. Ведь не попади эта несчастная пуля в уязвимое
место, и ничего бы не было, и разбойное нападение Курбанова  осталось бы
без урока
.
Оно осталось бы без урока и для Курбанова, и для его
компании, и для Лотковой, и для её компании. И не было бы также урока для всех
нас, поскольку не был бы  предельно выпукло высвечен криминальный
национализм, в данном случае татарский, в системе правоохранительных органов.
Ничего бы этого не было, а был бы один из серых дней из ряда подобного же ряда
дней, и ничего бы не изменилось. Произошедшее не произвело бы ровным счетом
никакого общественного звучания, поскольку произошедшее - это всего лишь то, что
происходит всегда, что является обычной вещью, что является привычной стороной
нашей жизни, о которой все знают и по мере возможности стараются её обходить.

   
Русский человек широк, и в нём вмещается много противоположных вещей. Со стороны
ума и знания я вполне материалист и решительный антимистик, однако, когда дело
касается моей субъективной жизни, я исхожу из того, что случайностей не
существует, что на небесах написано, что и как должно со мной произойти, и это
придает мне чувство свободы и покоя, потому что то, что должно произойти, то 
произойдет, и мне не о чем беспокоиться, и поэтому я могу жить в соответствии с
теми импульсами и напряжениями, которые заложены в меня  природой и,
пожалуй, духовной силой, в поле которой мы все существуем и которую некоторые
антропоморфизируют. И я есть "средний термин" между этими двумя сторонами,
объективирую  эти две стороны по отношению к себе, и одной своей стороной
посредством ума обращаюсь к природе, а другой своей стороной обращаюсь к
чувству. И когда обстоятельства складываются так, что я оказываюсь обращен к
природе, я мыслю как материалист, и тогда, когда обстоятельства складываются
так, что я обращаюсь к  субъективной стороне,  я точно также мыслю
вполне объективно, да вот только объекты, с которыми я при этом имею дело,
являются духовными,  обладающими своими собственными - субъективными, если
хотите - абсолютизированными антропоморфными  - закономерностями и
возможностями в действиях. И так как любая случайность, то есть вещь, которая
оказалась выпавшей из привычного круга детерминизма, в котором мы вращаемся,
может пониматься именно как проявление действий субъективной силы, оказывается,
что противоположность материалистического и идеалистического подходов
пересекаются в одной точке и в этом смысле оказываются тождественными, двумя
сторонами одного и того же процесса.  
   

    Различие материалистического и идеалистического подходов
состоит в том, что случайность,  как категория материалистическая, 
рассматривается как всего лишь случайность, без дальнейших выводов, тогда как
идеалистический подход рассматривает случайность как проявление некоторой высшей
силы, которая нам на нечто указывает, даёт нам урок или наказание, и весь вопрос
в том, услышим мы этот урок и уясним себе это наказание,  или нет и ...
предпримем ли мы какие-то действия, которыми будет устранена возможность
воспроизведения случайности. Если мы переведем язык субъективизма на
материалистический язык, то под понятием субъективной силы, задающей нам урок,
окажется общее понятие природного, материального закона, конкретную форму
которого нам нужно выявить в связи со случайностью.

   И если мы
субъективно подойдём к событиям, которые произошли с Лотковой, то  должны
будем говорить о том, что произошедшее - это
урок, который дал всем нам Господь или что это
действие духовной силы, которая пытается вдолбить нам в мозги, что то, как мы
живем, так жить нельзя. И материалом для этого урока явились персоналии этой
несчастной мартовской ночи. Всё, что произошло - нечто, подобное сну. Только
этот сон - это наша жизнь, которой мы живем, превращенная в сон. Наша жизнь
наяву на самом деле оказывается жизнью во сне, и именно в силу её неосознаности.
И Господь или духовная сила  требует от нас пробуждения от этого сна, то
есть объективации, превращения в объект рассмотрения - жизни, в которую мы
погружены, осознания её.

    У татар Курбанова,
Гайнуллиной, Раджабовой, Вафина - у них свой бог. У русского человека - свой
бог. Правда, говорят, что бог един для всех. Однако практика этого не
подтверждает, и общего в божествах различных форм религий только и есть, что
соединяющее всех их общее слово "бог", то есть некоторая общая для всех религий
функция. Но бог - это бог души человека, если хотите, главный её управитель. И
бог татарина Курбанова и бог Ивана Белоусова распорядились по разному. Бог
татарина Курбанова выручил его изо всей заварушки, которая случилась с ним,
подсказал ему, как он должен вести себя и дал ему защитников в лице Гайнуллиной,
Раджабовой и др.; и этот же бог воспользовался результатами действий русского
бога,   использовав рану  Ивана Белоусова в качестве громоотвода
от блатаря Курбанова.  Русский бог с Иваном Белоусовым распорядился 
иначе.
Ибо русский бог - это бог совести, и за долги, которые делает русский
человек, бог заставляет его расплачиваться. И за долги, которые сделал Иван
Белоусов, он расплатился. И с этой  мистической точки зрения Лоткова
явилась орудием в руках Господа, которая, благодаря богу Курбанова,
расплатилась  - за курбановский грех блатарства, и пошла на крест, и была
распята. Он странный, этот русский бог, в сравнении с татарским богом, для
которого существуют правоверные и неверные. И правоверные, сыны татарского бога,
безусловно защищаются татарским богом, по отношению же к неправерным татарский
бог развязывает руки сынам своим. У русского бога нет правоверных и
неправоверных, он озабочен одним - совестью, и больше ничто его не заботит. И
странным образом он забывает, что говорить о совести можно только с теми, кто
понимает язык совести. И вот русский бог лезет ко всем, русским и не русским, 
со своей совестью, но наказать за бессовестность он может только русского,
потому что он - всего лишь только русский бог. Но с теми, кто не понимает языка
совести, нужен другой язык! Но не понимает русский бог другого языка, и
принимает лицемерные слова фарисействующих других богов за истину, и наказывает
детей своих. Кто он, этот русский бог? Русский бог - это просто русский человек. 




    Я
задумывал эту статью, чтобы посмеяться над тем, как события развивались в
отношении Ивана Белоусова, потому что это действительно анекдот. 
Посмеяться и, что тут греха таить,  позлорадствовать, потому что какой же 
смех без злорадства, что за удовольствие от смеха без злорадства. Но вместо
смеха - грусть.
    И мы обращаемся,  в последний уже
раз,  к раскадровке  для того, что бы посмотреть на дела Ивана
Белоусова и вознаграждение ему Господне за дела его.


    Иван
Белоусов делает долги:


   Лоткова:

   " Лоткова достала из сумки принадлежащий ей травматический пистолет, и
произвела один выстрел в воздух в сторону последнего вагона электропоезда, в
тоннель. В этот момент Белоусов повалил ее на пол и попытался отнять пистолет.
Белозеров помог ей, стащил Белоусова"

   
кадр 2: Белоусов бросается на Белозёрова в своей любимой низкой стойке. кадр 3:
Белозёров бросается в бега, Белоусов - за ним, но за Белоусовым уже гонится
Хворостов. кадр 4: убегая, отважный Белозёров замечает, что Хворостов напал
Белоусова; кадр 5: и Белозёров возвращается. кадр 8: но  тут появляется с
ножом страшный и ужасный Курбанов, и Белозёров делает ноги, и теперь уже на всё
то время, пока страшный и ужасный Курбанов пребывает в активном состоянии.

   
кадр 8: Белоусову удается вывернуть руку Хворостову, а тут подоспел и Курбанов.
кадр 9: Белоусов захватывает и удерживает Курбанова сзади, и Курбанов начинает
избивать оказавшегося без защиты Хворостова.  Наступают счастливейшие
минуты кайфа для обоих - Белоусова и Курбанова. И они длятся долго, бесконечно
долго, настолько долго, что  кадр 10: пуля от травмата Лотковой, попавшая в
спину в драбадан пьяному Белоусову,  им попросту не замечается.


   кадры 20-26. Какое прекрасное, превосходное время, какой отличный повод для
приятнейших воспоминаний в будущем, как они разделывали под орех Хворостова. Но, 
увы,  кадр 26 Курбанов заметил полицейского, и он понял, кадр 28: что ему
срочно нужно перелицовываться из мистера Хайда в доктора Джекила, к выполнению
какового плана он немедленно и приступил. И  пребывающий на этот момент в
состоянии эйфории от происходящего Белоусов даже не предполагал, что для него
наступило время отдавать долги.

   
Иван Белоусов отдает долги:

   Кадр 32: Полицейский не обращает
внимание на дерущихся Хворостова и Белоусова. кадр 33: Гришин, теперь уже не
опасающийся ножа Курбанова, присоединяется к Хворостову. Кадр 35: Лоткова
стреляет в Белоусова и пуля попадает в правую подключичну область. Кадр 50.
Кровь хлещет из раны Белоусова. Белоусов слабеет и падает, и за ним на пол
падает Хворостов, который прикипел к нему. Кадр 52: Гришин и Белозёров ногами
прохаживаются по Белоусову. Кадры 53, 57: Гришин и Белозёров продолжают бить
ногами Белоусова. Полицейский и Куранов, превратившийся из мистера Хайда в
лицемерного доктора Джекила, пытаются оттащить Хворостова от Белоусова. кадр 59:
Гришин, зная, что теперь Курбанов нож не применит, набрасывается на Курбанова.
Кадр 89 - последний привет Хворостова Белоусову, после чего Хворостов со всеми
ребятами уезжает..
   


   Наконец, на кадрах Джекил 62, 80, и многих
других  -  лицемерный Джекил - Курбанов втюривает полицейскому,
указывая на окровавленного Белоусова, что это Хворостов, Гришин и Белозёров его
порезали. 


    Обратите
внимание вот на какое обстоятельство: когда эти два гада, Курбанов и Белоусов,
убивали Хворостова, во всё это время Гришин и Белозёров стояли в стороне и
наблюдали, как  убивают Хворостова. Они боялись ножа Курбанова. Стреляла,
пытаясь помочь Хворостову, только Лоткова. Однако обратите внимание на то, что и
она стреляла в Белоусова, у которого не было ножа, но не стреляла в Курбанова.
Она не стреляла в Курбанова потому, что боялась его ножа, боялась того, что если
выстрелит в Курбанова, он оставит Хворостова и бросится на неё. Она, правда,
перед этим выстрелила в Курбанова, но сделала  это в безвыходном положении,
когда ей терять было нечего, когда Курбанов с ножом шел на неё.

   
В своё время в штатах кольт уравнял всех. Но он уравнял всех потому, что в
штатах с детства учатся владеть оружием. Так нам что, нужно превратить Россию в
дикий запад? Это называется цивилизацией? Но когда видишь бездействующего
полицейского, хочешь-не-хочешь, а
начинаешь чесать затылок. Однако любой блатарь с ножом будет всегда на шаг
впереди обывателя, хотя бы тот и был с травматом, именно в силу своей
специализации в блатарстве.

    Истинным героем всего
произошедшего является Хворостов, настоящий русский мужик, которого возмутили
наглость и блатарство курбановской шайки, и который дрался против этих гадов до
конца. И, конечно, нижайший поклон Лотковой, девушке, которой пришлось
противостоять блатарям и у которой достало мужество противостоять им не только
за себя, но и за Хворостова.

    И мои искренние
ненависть и проклятие Гайнуллиной, Раджабовой, Криворучко и остальным сволочам
из правоохранительных органов.

   03.05.13 г.

Блатарский дух

на главную
страницу


Блатарский
дух


   
Дорогие друзья! Социальное лицо Лотковой представлено в приговоре суда
достаточно полно  и сводится к "отличница, студентка, волонтерка,
спортсменка,  хороший товарищ".

    Поэтому
совершенно естественно, что Воры в Законе (Здесь слово "Воры" написано с
прописной буквы, потому что под этим словом подразумеваются не воры вообще, а
совершенно определенные люди: следователь Гайнуллина, прокурор Раджабова, судья
Криворучко и адвокат Вафин) определяют её  
    как
антисоциальный, опасный для общества  ( как всегда, блатари всё
переворачивают с ног на голову, поэтому сделаем перевод с блатарского на
русский: "антиблатарский, опасный для общества блатарей"
) элемент, конопатят её на три года с целью её исправления на блатарский лад с
выплатой за моральный ущерб блатарям и за юридические услуги им около миллиона.
Всё это с тем, чтобы уяснила себе, против кого попыталась голову поднимать. 
Вся эта логика вполне понятна и мы как бы ничего от суда блатарей в
правоохранительных органах  другого ожидать даже и права не имеем. Наивные
люди  могут говорить о грубых ошибках, которые допущены следствием,
прокуратурой и судом. Однако в наше время власти криминала  подобного рода
вера в идеи правды,
справедливости и зЗакона есть вещь,
неприличная в высшей степени. Непонимание того, что в резюме суда никакой ошибки
нет, что слова в приговоре не имеют значения, а значение имеет только дело -
подобного рода непонимание сродни преступлению против самих себя. Потому что
перед нами - враг. А враг характеризуется тем, что либо он уничтожает нас, либо
мы его. Третьего не дано.
    Сегодня - Лоткова, завтра - ты,
я, он, она. Любой из нас. Защищая Лоткову, мы защищаем самих себя.

   
  По правде говоря, мне сегодня довольно сложно представить себе человека,
который по жизни  в той или иной степени  не оказывался бы в положении
Лотковой и  перевоспитанием которого так или иначе не занимался бы
блатарский дух. В людях, принужденных существовать в обществе, законы  или
беззакония которого определяются блатарями,   копится ненависть  
к любым формам  проявления  блатарского духа. И едва ли не первым,
вызвавшим широкий общественный резонанс, выступлением против засилья блатарей
явилось сражение  Хворостова,  Лотковой и их друзей в результате
нападения на них
 блатарей
.
    Тем не менее, я подозреваю, что, хотя
многие и знают, что такое блатарский дух, но при  этом зачастую не знают,
что знают это. А так как преобразование внутреннего, на собственной шкуре
полученного  знания в понятие есть целая эпоха в познании человеком жизни,
то я и позволю себе совершенно чуть-чуть, совершенно капельку познакомить
читателя с блатарским духом через несколько выписок из "Очерков преступного
мира" Варлама Шаламова  с
тем
, чтобы читатель, используя  сформулированные 
Шаламовым понятия, через их призму, взглянул на поведение Ибрагима 
Курбанова, на характер его блатарских  показаний,
сочиненных  совместно с  Гайнуллиной и принятых за безусловную истину
остальными участниками преступной группы - Раджабовой и Криворучко, показаний,
сделанных блатарями для фраеров, то есть для нас с вами,
 основанное  на полнейшем взаимопонимании блатаря Курбанова и Воров в
Законе в лице Гайнуллиной, Раджабовой и Криворучко, для
которых мы все - фраера и для которых курбановы - единственный критерий истины,
которые навязываются нам, фраерам.




Блатной
мир


   "...«уркаганы», «воры», «люди», «преступный мир», «блатари», «жулики» (это
синонимы)
не считают всех прочих людей за людей. «Блатные» – «подземный орден», 

    "Можно украсть и даже систематически воровать, но не быть
блатным, то есть не принадлежать к этому подземному гнусному ордену"
   "
блатари – «принцы жульнической крови», «голубая кровь» воровского мира. Все
прочие, не входящие в воровской мир, – «фраера», их "вещи" – боевой трофей
блатных"
    " Раздеть, ограбить фраера ...– первое и
весёлое дело блатарей. Это делают щенки, резвящаяся молодежь...
"
   
На зоне:
   " Шпана развлекается на виду. Но «хулиганство – это слишком
невинное, слишком целомудренное дело для вора. Вор развлекается по-другому.
Убить кого-нибудь, распороть ему брюхо, выпустить кишки и кишками этими удавить
другую жертву – вот это – по-воровски, и такие случаи были. Бригадиров в лагерях
убивали немало, но перепилить шею живого человека поперечной двуручной пилой –
на такую мрачную изобретательность мог быть способен только блатарский, не
человеческий мозг. <…> Блатари могут приласкать собаку и тут же её разорвать
живую на куски, у них моральных барьеров нет, а любознательность их велика,
особенно в вопросе "выживет или не выживет?" Начав ещё в детстве с наблюдений
над оборванными крыльями пойманной бабочки и птичкой с выколотыми глазами,
блатарь, повзрослев, выкалывает глаза человеку из того же чистого интереса, что
и в детстве». Или вот : «Блатари услыхали, что, если в вену человека ввести
воздух, пузыри воздуха закупорят сосуд мозга, образуют "эмбол". И человек –
умрёт. Было решено немедленно проверить справедливость интересных сообщений
неизвестного медика… Блатари схватили ночью в изоляторе какого-то голодного
фраера, связали его и при свете коптящего факела сделали жертве укол. Человек
вскоре умер – словоохотливый фельдшер оказался прав». Или вот: «Капсюль вложили
в ладони старика, связали обе его кисти друг с другом – протестовать он не
посмел – и подожгли шнур. У старика были оторваны обе кисти…» 
   
;В тюрьме "«Блатари все – педерасты. Возле каждого видного блатаря вьются в
лагере молодые люди с набухшими мутными глазами: "Зойки", "Маньки", "Верки" –
которых блатарь подкармливает и с которыми он спит. В одном из лагерных
отделений (где не было голодно) блатари приручили и развратили собаку-суку. Её
прикармливали, ласкали, потом спали с ней, как с женщиной, открыто, на глазах
всего барака… Был женский прииск, многолюдный, с тяжелой "каменной" работой, с
голодом. Блатарю Любову удалось попасть туда на работу. "Эх, славно пожил зиму,
– вспоминал блатарь. – Там, ясное дело, всё за хлеб, за паечку. И обычай, уговор
такой был: отдаёшь пайку ей в руки – ешь! Пока я с ней, должна она эту паечку
съесть, а что не успеет – отбираю обратно. Вот я утром паечку получаю – и в снег
её! Заморожу пайку – много ли баба угрызет замороженного-то хлеба..." Трудно,
конечно, представить, что человеку может прийти в голову такое. Но в блатаре и
нет ничего человеческого». «Среди блатных вряд ли есть хоть один человек,
который не был бы когда-либо убийцей». "

    "миф о
«честном слове вора» (нарушить, обмануть начальника-фраера, ничего не стоит)"


  "Блатарь – «жульническая кровь».  «"жульническая кровь" не синоним
"голубой крови". "Жульническая кровь", "капля жульнической крови" может быть и у
фраера, если он разделяет кое-какие блатные убеждения, помогает "людям",
относится с сочувствием к воровскому закону. "Капля жульнической крови" может
быть даже у следователя, понимающего душу блатного мира и втайне сочувствующего
этому миру.

Даже (и не так редко) у лагерного начальника, делающего важные послабления
блатным не за взятки и не под угрозой… "Жульническую кровь" имеют все
"завязавшие", то есть покончившие с блатным миром, переставшие воровать,
вернувшиеся к честному труду…»   

    "Существует
политкорректное утверждение, что у бандитов нет национальности. И это вполне
согласуется с понятием об особой «крови». Преступный мир и сознаёт себя особым
народом.



0268.535 Дело о разбое


    
В деле о разбое Курбанова не нужно никаких разговоров.

    Кадр р2к4 показывает, что топорик Белозёрова находится в
руках Курбанова. И отказ Курбанова возвратить топорик, из-за
какового отказа и разгорелась битва между блатарями и "фраерами", является
лишним подтверждением того, что на эскалаторе Курбановым и его приятелями было
совершено разбойное нападение ради завладения топориком.
Это подтверждают
не только свидетельские показания, но и сам Курбанов. Так что это можно считать
свершившимся фактом.
Но допустим, что мы не знаем,
 как топорик
Белозёрова оказался у Курбанова?
Тогда наше незнание
 открывает  возможности:
   
1.Белозёров добровольно передал (подарил) топорик
Курбанову

    2.Курбанов совершил кражу топорика

    3.Курбанов совершил грабёж топорика

    4.Курбанов совершил разбойное нападение (гоп-стоп) с
целью присвоения топорика, являющегося чужой собственностью.


   Из текста приговора: "Курбанов обратился к Дмитрию, попросив отдать
ему нож, так как опасался  (здесь судья Криворучко
присоединяется к Курбанову в издевательстве над здравым смыслом. Ш.)
,
что тот может применить нож против них."
   
Отличительным признаком блатаря является то, что все его слова, предназначенные
для фраеров, обладают объективным смыслом, прямо противоположным их прямому
смыслу. Об этом я говорю в  статьях, посвященных логике. И это, в
частности,   имеет отношение к употребляемым блатарями  глаголам.
В данном случае выражение  "попросив отдать ему нож" должно переводиться
как "приказал отдать ему нож", слова "опасался, что тот может применить его
против них" переводится как " не отдашь - прирежу"
    "

Когда Курбанов собрался полученный у Дмитрия нож убрать... он попросил у Дмитрия
чехол от ножа, в который убрал нож." Если вы не переводите язык блатаря на
русский язык, а воспринимаете его в его непосредственном значении, то это
означает, что вам пора в психушку. Впрочем, бларати на подобного рода публику и
рассчитывают.
    Все эти жизнеописания Курбанова относительно
обстоятельств, при которых нож оказался у него, не имеют никакого значения. Весь
вопрос сводится к одному - добровольно   передал ему нож Белозёров или
же нож в руках Хворостова оказался в результате насилия или угрозы насилием.
Всё, больше никаких вопросов здесь быть не может. А подтвердить или отрицать это
может только сам Белозёров. Никакие высказывания Курбанова здесь не могут иметь
силы. Действительно, что еще мог сказать Курбанов по поводу ножа, кроме того,
что сказал.
   Курбановым применена  стандартная
гоп-стоповская формула оправдания на суде: "он опасался, что Белозёров
может
применить
нож против них. А почему  он опасался? - Потому что ему показалось,
что парни поджидают  его. А почему это ему показалось? - потому что они
медленно проходили через турникет. А что Курбанов понимает под словами "медленно
проходили?" Нормальный человек скажет, что весь этот бред Курбанова - 
аргументация больного человека, параноика. И это действительно паранойя. Но
когда подобного родя паранойя принимается
за истину, то это уже издевательство,  в котором
 Курбанов 
раздувается, подобно жабе, утверждая свою крутость, но сущность его 
крутости сводится к тому, что он в душе своей вышел за рамки Закона, и это ему
дозволено
такими же, как он,  и этим он упивается. Он видит свою
сверхценность именно в выходе за рамки человеческого закона, именно в
освобождении от человеческого закона. Любой человек жульнической крови - это
человек, который осознал себя в качестве существа, для которого не существует
никакой закон, кроме закона насилия,  и благодаря этому и почувствовал себя
"совершенно свободным" по отношению к  Закону.


Доктор Джекил и мистер Хайд

   
История, рассказанная Стивенсоном в романе "Странная история Доктора Джекила и
мистера Хайда" имеет своим прототипом блатарский дух. Обратите внимание на два
совершенно различных лица, которые демонстрирует Курбанов на эскалаторе и в зале
станции - и перед лицом суда. Одно его лицо, если бы только его не портили
параноидальные высказывания , принадлежат человеку почти святому, почти
героическому, всеобщему миротворцу. Это - доктор Джекил.
Его показания - это верх блатарской стилистики для фраеров, которые зачастую не
догадываются о том, что в действительности всё то, что говорит Курбанов, имеет
свой перевод на обыкновенный человеческий язык, поскольку реальность блатаря,
того, как он представляет себя в мире фраеров, рассчитана на подсознание
фраеров, воспринимающее всё буквально, тогда как все выражения, которые блатарь
применяет, должны быть переведены сознанием на язык сознания, поскольку
слова, которые употребляются Курбановым, имеют значение, противоположное тому,
что он говорит.

    Доктору Джекилу, для того, чтобы
превратиться в мистера Хайда, нужно было нечто принять во внутрь. Что такое
доктор Джекил? - это человек, поведение которого управляется его сверх-я,
сверхсознанием, то есть родовым общественным сознанием. Что такое мистер Хайд-
это человек, лишенный своего сверх-я, своего сверхсознания, отождествляющий себя
со своими порочными инстинктами. Мистеру Джекилу нужно было найти средства,
которые позволяли бы ему переходить из одного состояния в другое. Поэтому ему
нужно было два "лекарства", одно из которых выключало бы сверхсознание и
включало   порочные инстинкты, требовавшие от доктора Джекила своего
удовлетворения. Но так как доктор Джекил жил в обществе, то ему необходимо было
возвращаться в состояние своего сверх-я. И для этого ему требовалось второе
"лекарство".
    Совершенно то же самое необходимо  и
Курбанову.
    Как-то я спросил у моей  подружки: "Для
чего ты пьёшь?" - "Чтобы почувствовать себя совершенно свободной" - ответила
она. Выпив, она преображалась, её мистер  Хайд сменял доктора Джекила. Я не
скажу, чтобы она совсем уж была поблядушкой, но своего при случае не упускала
Это же самое требовалось и доктору Джекилу в лице Курбанова: ему следовало свою
жульническую кровь выпускать на свободу. А для этого совершенно, как
оказывается, не нужно, подобно доктору Джекилу, мучиться над изобретением
средств вытеснения сознания бессознательным и  обратным переходом,
связанным с восстановлением сознания, поскольку  это средство изобретено
уже много столетий назад. Это средство - алкоголь.


Промилле

   



    Рассказы Курбановской компании о двух бокалах пива,
точно также, как их рассказы о том, как на них напали и как они оборонялись, не
имеют значения. Значение имеют только объективные факты. А объективные факты
состоят в том, что в крови Курбанова почти через три! часа после происшествия
было обнаружено 1,37 промилле алкоголя в крови,  это
значит,  что во время событий у него в крови было в районе двух промилле. 

 У Белозёрова
при поступлении в больницу  в крови этанола было 2,8 промилле. Что означают эти
цифры? То, что Курбанов находился в средней, Белоусов - в сильной степени
опьянения.
    Опьянение проходит две стадии -
расторможенность и заторможенность Расторможенность связана с вхождением в
состояние опьянения, заторможенность - с выходом из него. Расторможенность
снимает тормозные функции сознания, проявляя существующие в человеке напряжения,
которые ищут для себя раздражители, которые интерпретируются человеком  в
качестве повода для разрядки напряжений. Речь бесцеремонна и легко переходит в
действия. Фаза опьянения Курбанова и Белоусова во время событий на станции
приходится на фазу возбуждения, расторможенности, когда первоначальная эйфория
сменяется раздражительностью и злобностью, волевые импульсы без всякой критики, 
непосредственно превращаются в действия.
    Разница в
состояниях опьянения у Курбанова и Белоусова в том, что у Курбанова сохраняются
контрольные точки сознания,  которыми регулируются безопасные для Курбанова
схемы поведения, тогда как у Белоусова их нет, сознание практически полностью
выключено.
    Концентрация алкоголя в крови достигает
максимума через пол-  - два часа после его приёма, причем, при слабой
закуси максимум концентрации наступает  в течение получаса. А так как можно
уверенно утверждать, что закуси у компании был минимум, то процесс насыщения
крови этанолом проходил быстро. Алкогольное опьянение в зависимости от
количества принятого алкоголя проходит ряд фаз через лёгкую степень опьянения и
ею же заканчивается, либо развивается в среднюю и ею же заканчивается или же
переходит в тяжелую степень опьянения и т.д.- всё это  в зависимости от
количества выпитого, В рассматриваемом случае  опьянение и Курбанова и
Белоусова быстро достигло своих максимальных, соответствующих промиллям,
значений. 


Курбанов и Белоусов, психологический портрет.

   
Перед вашими глазами фотопортреты, которые уже сами по себе говорят о многом,
участников событий. Если вы посмотрите на глаза Курбанова, то увидите то, что
стоит за глазами. А за глазами стоит страсть к жестокости, которая
требует своего удовлетворения. Однако увидите не только это. Вы увидите, что
лицевая оболочка Курбанова, отражающая его сознание, является вполне развитой. И
это говорит о том, что Курбанов вполне нашел себя, он вполне осознает самого
себя  именно со стороны своей жульнической крови; его сознание
соответствует его бессознательному. У Курбанова нет рассогласования между
сознанием и бессознательным. Его сознание, то есть он сам, вполне соответствует
его бессознательному, является отражением бессознательного. И поэтому Курбанов
принадлежит самому себе, осознает самого себя. В связи с этим, совершенно не
случайно в его крови уровень этанола  оказался в два раза ниже уровня
этанола в крови Белоусова. Для Курбанова алкоголь - не самоцель, но средство
"почувствовать себя совершенно свободным". А стать совершенно свободным - это
значит - начать жить. Алкоголь для Курбанова является средством перехода из
времени, когда он живет, окрашенный во фраера, и, следовательно, когда не живёт,
в его настоящую жизнь, когда он живет вне законов фраеров, когда он свободен. В
то же самое время,  благодаря тому, что его сознание выражает его
жульническую кровь, он, ощущая себя львом в прериях, которого окружают зебры и
прочие  травоядные, являющиеся пищей для него как льва, четко отслеживает
ситуацию, его сознание никогда не является целиком отключенным, напротив, его
сознание представляет собой единство с его бессознательным, тем самым на порядки
увеличивая возможности для его жульнической крови удовлетворять себя. Поэтому он
привычно угрожает Белозёрову: "Вздумаешь обращаться в полицию - прирежу". И,
точно также, едва заметив форму полицейского,  он тут же отбегает в
сторону, прячет нож и  затем в побеге  пытается  избавиться от
улики. А когда весьма кстати  окровавленный Белоусов оказывается на полу,
Курбанов указывает на Хворостова, Гришина и Белозерова как людей, у которых нож
и которые порезали  Белоусова. Во всём поведении Курбанова ни в чем нет
непроизвольности, все его шаги просчитаны, в том числе и в истории с Лотковой,
когда он ограничивается угрозами ножом, поскольку его нож против пушки Лотковой
"не грохочет", а основой психологии блатаря является то, что блатарь всегда
подчиняется силе, благодаря чему блатари легко сбиваются в стаи с существующей в
них системой  подчинений. Блатарь подчиняется тем, кто сильнее его, и
подчиняет себе тех, кто его слабее. Но все члены стаи сознают себя
принадлежащими особому ордену  - охотников на фраеров. Блатари - это особая
кровь, это антимир относительно мира, который у блатарей носит название фраеров.
   
Что касается показаний Курбанова, то это - особая история, поскольку Курбанов в
правоохранительных органах встретил
своих людей,  людей той же  блатарской крови, Воров в Законе,
людей, которые исповедуют  общий блатарский закон, согласно которому
человеческого Закона не существует, а существует единственный закон - блатарей.
   
А теперь обратите внимание на фотопортрет Белоусова. Является ли Белоусов
человеком блатарской крови? - разумеется, нет. Белоусов - это человек,
потерявшийся в этом мире. Белоусов - это человек, который пытается на что-то
опереться, хотя бы как-то почувствовать себя в этой жизни - и остается в сфере
представлений. Он не доходит до жизни. Он не чувствует себя в этой жизни. Он -
никто, он - не живет. Он пытается избавиться от ощущения себя как не
существующего посредством всеобщего успокоителя, всеобщего средства забвения -
алкоголя, то есть он пытается избавиться от  сознания своего небытия.
Алкоголем он выключает своё сознание, и в это время он не испытывает страданий,
но он и не живет.
    Его дружба с Курбановым дает ему
глоток жизни, глоток чувства, ощущения, что он живет. В своем поведении он
подражает Курбанову, и в эти мгновения он чувствует, что он - живет, что он
что-то делает, что он реален, что он что-то изменяет. И поэтому, подражая
Курбанову, отобравшему нож у Белозерова, он пытается отобрать травмат у
Лотковой. И он удерживает Хворостова, которого избивает Курбанов, потому что и
это тоже - его реальность. Всё это - реальность, он что-то делает. Но он
способен на действия только в качестве подражателя. И поэтому дело заканчивается
тем, что он остается лежать, окровавленный, на полу зала станции. Потому что у
него нет сознания. Благодаря Курбанову он почувствовал на какое-то время себя в
качестве реального, действующего, существующего, поскольку его бессознательное
благодаря обстановке, созданной Курбановым, начало действовать.
   
А теперь представьте себе, что Белозёров не вызвал полицию. Как бы дальше
развивались события? Что произошло бы, если бы Лоткова, подобно Белозерову и
Гришину, продолжала стоять в стороне? Курбанов и Белоусов забили бы Хворостова, 
а затем, с вполне удовлетворенным чувством совершенного, преспокойно сели бы
поезд и уехали, и чувствовали бы себя героями. Третий выстрел Лотковой пришелся
в спину Белоусову. Как только появился полицейский, Курбанов мгновенно убежал в
сторону вместе со своим ножом. И вот только после этого Гришин и Белозёров,
подобно шакалам, решились придти на помощь Хворостову. Четвертый выстрел
Лотковой закончил историю, завалив Белоусова на пол станции. Произошло то, что и
должно было произойти: блатарь Курбанов остался при своих, а присоединившийся к
нему потерявшийся в этой жизни Белоусов, пытавшийся стать блатарем, очутился на
больничной койке.


Дело о разбое (продолжение)

   
От ответа Белозёрова зависит: должно или не должно быть открыто уголовное дело
на Курбанова. И если Белозёров отвечает, что да, он вполне добровольно передал
нож Курбанову, то, конечно,  возникает дальнейший вопрос: является ли сам
ответ Белозёрова добровольным или вынужденным.  Однако в данном случае мы с
вами слишком забежали вперед, потому что на суде Белозёров показал: "На
эскалаторе Курбанов спросил в нецензурной форме про висящий у Белозерова на
поясе нож и
потом вырвал его. Хворостов спросил у Курбанова,  зачем Курбанову
нож, тогда Курбанов ударил Хворостова ножом, при этом Хворостов смог уклониться.
Его (Белозерова) ударил в лицо Белоусов, потом Белоусов стал бить Гришина, а
Ермошкин ему помогал. В конце эскалатора драка закончилась.
При выходе с эскалатора Белозеров попросил дежурного вызвать полицию.
В этот момент Курбанов достал другой нож и стал ему угрожать, что ударит если
Белозеров будет звать на помощь.
" И мы видим, как Белозёров выходит с
эскалатора, идёт  к девушкам и говорит:"Сейчас всех нас будут убивать" (из
показаний Лотковой): "Через некоторое время друзья Лотковой А.Б. спустились на
платформу, а с ними шли еще трое ранее ей незнакомых молодых людей,
впоследствии, как ей стало известно - Ермошкин И.П., Курбанов И.Р. и Белоусов
И.В. У Хворостова Д.С. на шее была кровь, у Павла разбит нос. От подошедшего к
ним Белозерова ей стало известно, что в результате словесного конфликта,
Курбанов, Белоусов и Ермошкин напали на них на эскалаторе и забрали
принадлежащий Дмитрию нож" Из показаний  Хворостова: "
Спускаясь на эскалаторе вниз, к Белозерову в грубой форме обратился ранее
незнакомый Курбанов с вопросом зачем ему висящий на поясе туристический топорик.
Белозеров ответил, что это не его дело, после чего Курбанов нанес ему удар в
лицо. Хворостов пытался помочь Белозерову, но сам получил удар от Ермошкина.
Увидев, что Курбанов пытается отнять нож у Белозерова, стал пытаться ему помочь.
Курбанову удалось вытащить нож у Белозерова, после чего он нанес ему удар в
область шеи слева. Хворостов отклонился, но всё равно нож его задел. Потом
Хворостов услышал чей-то крик остановить драку. Спустившись с эскалатора
Белозеров обратился к дежурному и попросил вызвать сотрудников полиции.
"
Показания Гришина не приведены, но, по словам Криворучко, соответствуют
показаниям Белозерова.
    И снова мы получаем со стороны
Курбанова сугубо блатарскую схему поведения: сначала вам говорят: отдай нож,
потому что я подозреваю, что ты можешь применить его против меня, после чего
отнимают нож и применяют его тут же против вас. Белозёров мог применить, но не
применил. Курбанов, как только нож оказался в его руках, тут же применил его по
отношению к сопротивляющемуся разбою Хворостову.
   Итак, из
показаний Белозёрова следует, что он не отдавал добровольно нож-топорик
Хворостову. В таком случае возникает вопрос относительно того, представляло ли
собой присвоение топорика кражей, то есть тайным похищением чужого имущества,
грабежом, то есть  открытым ненасильственным присвоением имущества, 
или разбоем, то есть с хищением, сопряженным с применением насилия или угрозой
ему. Из показаний Белозёрова, Хворостова и Гришина следует, что речь идет о
разбое, которая является наиболее опасной формой хищения.

  Разбой
гоп-компании под предводительством Курбанова ни в малейшей мере не является
спонтанным, но планировался Курбановым. Вот как это планирование, будучи
озвучено гопником Курбановым для фраеров Ворами в Законе  озвучено:"При
входе в метро он обратил внимание на троих ранее незнакомых парней, оказавшимися
впоследствии Хворостовым, Белозеровым и Гришиным, которые очень долго проходили
через турникеты, в связи с чем, у него сложилось впечатление, что эти молодые
люди их ждут. Эти трое парней прошли через турникеты и стали спускаться по
эскалатору, потом резко остановились и расположились на ступеньках таким
образом, что обойти их, также спускавшимся Курбанову с друзьями, было неудобно.
Курбанов идущий первым увидел у Белозерова справа на боку сзади чехол
зелено-болотного цвета, в котором висел большой нож. Само лезвие было в чехле, а
рукоятка торчала из него. Данный нож был в виде топорика и напоминал большой
тесак. У самого Курбанова и его друзей никаких ножей или других колюще-режущих
предметов при себе не было. Остановившись возле троих ранее незнакомых молодых
людей, Курбанов спустившийся ниже всех, спросил у Белозерова зачем ему такой
нож. " В переводе  с языка блатарей для фраеров на язык самих блатарей
высказывание Курбанова приобретает вид: "У фраера  классный нож. Сейчас мы
его гопнем" Всё то, что произошло дальше на эскалаторе, представляет собой
обычную и уж, разумеется, не первую операцию  гоп-стопа Курбановым.

   
А дальше события развиваются уже известным образом. Курбанов, встретившийся в
правоохранительных органах с людьми такой же блатарской крови, как и его
собственная, тем более земляков, оказался центральным лицом в бале блатарей
Гайнуллиной, Раджабовой, Криворучко, Вафина, и не простых, но блатарей в Законе.


30.04.13 г.

Анекдот

0268.530 Анекдот

Олег Степанов (Украина) в http://www.voskres.ru/idea/slepinin4.htm пишет:
"Существует политкорректное утверждение, что у бандитов нет национальности. И это вполне согласуется с понятием об особой «крови». Преступный мир и сознаёт себя особым народом. Понятие о Родине – пустой звук. В «Очерках» «подземный орден» как бы подспудно зарифмован с «орденом меченосцев», который был создан другим, по И.Р.Шафаревичу, «малым народом», захватившем власть на Руси в 1917 году. Вероятно, русской мысли, если этого ещё не произошло, стоит проследовать по стопам Шафаревича и посмотреть на жизнь «подземного ордена» как на деятельность особого «малого народа».
Спроси сегодня, кто управляет сегодня страной - и тебе ответят так же, как по отношению к 1917 году ответил Степанов.
"Как страшно жить!" - сказала как-то Рената Литвинова.
И правда:
"Ранее обыкновенного лег Иван Федорович Шпонька в постель, но, несмотря на все старания, никак не мог заснуть. Наконец желанный сон, этот всеобщий успокоитель, посетил его; но какой сон! еще несвязнее сновидений он никогда не видывал. То снилось ему, что вкруг него все шумит, вертится, а он бежит, бежит, не чувствует под собою ног... вот уже выбивается из сил... Вдруг кто-то хватает его за ухо. «Ай! кто это?» — «Это я, еврей!» — с шумом говорил ему какой-то голос. И он вдруг пробуждался. То представлялось ему, что он уже живет с евреем, что все в домике их так чудно, так странно: в его комнате стоит вместо одинокой — двойная кровать. На стуле сидит еврей. Ему странно; он не знает, как подойти к нему, что говорить с ним, и замечает, что у него гусиное лицо. Нечаянно поворачивается он в сторону и видит другого еврея, тоже с гусиным лицом. Поворачивается в другую сторону — стоит третий еврей. Назад — еще один еврей. Тут его берет тоска. Он бросился бежать в сад; но в саду жарко. Он снял шляпу, видит: и в шляпе сидит еврей. Пот выступил у него на лице. Полез в карман за платком — и в кармане еврей; вынул из уха хлопчатую бумагу — и там сидит еврей... То вдруг он прыгал на одной ноге, а тетушка, глядя на него, говорила с важным видом: «Да, ты должен прыгать, потому что ты теперь уже женат на еврее». Он к ней — но тетушка уже не тетушка, а колокольня. И чувствует, что его кто-то тащит веревкою на колокольню. «Кто это тащит меня?» — жалобно проговорил Иван Федорович. «Это я, еврей, тащу тебя, потому что ты колокол». — «Нет, я не колокол, я Иван Федорович!» — кричал он. «Да, ты колокол», — говорил, проходя мимо, полковник П*** пехотного полка. То вдруг снилось ему, что еврей вовсе не человек, а какая-то шерстяная материя; что он в Могилеве приходит в лавку к купцу. «Какой прикажете материи? — говорит купец. — Вы возьмите еврея, это самая модная материя! очень добротная! из нее все теперь шьют себе сюртуки». Купец меряет и режет еврея. Иван Федорович берет под мышку, идет к жиду, портному. «Нет, — говорит жид, — это дурная материя! Из нее никто не шьет себе сюртука...»
В страхе и беспамятстве просыпался Иван Федорович. Холодный пот лился с него градом."

21.04.12 г.

Логика Тверского суда

Логика Тверского суда.

"В Тверском суде Москвы объяснили, почему студентке Александре Лотковой, которая стреляла из травматики в столичном метро в обидчиков своих друзей, вынесли строгий приговор.
Накануне она получила три года колонии общего режима.

"Девушка могла избежать реального срока, если бы сдалась полиции." -пояснили в суде.

Источник <http://www.echo.msk.ru/news/1036380-echo.html>

Так как суд считает доказанным, что (из приговора)
" первый выстрел был произведен Лотковой в сторону Белоусова И.В. с расстояния вытянутой руки, практически в упор, без какого-либо предупреждения, предварительных, предупреждающих выстрелов и оснований для его произведения.
Второй выстрел, был произведен также умышленно в потерпевшего Курбанова И.Р., без каких-либо достаточных оснований для этого,
третий выстрел достиг своей цели в лежащего на полу платформы, уже к тому времени раненного Белоусова И.В., не представляющего ни для кого никакой угрозы",


то отсюда следует, что если вы сделаете всё это, то если при этом заявите об этом полиции,  то есть придете в полицию и скажете, что подошли к двум гражданам и выстрелили в них в упор безо "просто так, ради своего удовольствия",  то, скорее всего отделаетесь условным наказанием.

Можно подумать, что  сотрудники Тверского суда окружающих считают за идиотов. Или, может быть, то, что они утверждают, правда? Но в таком случае мы имеем дело с болезнью идиотизма в Тверском суде.

Показания свидетеля Павлова глазами судьи Криворучко

0268.524  Показания свидетеля Павлова
глазами судьи Криворучко.

 


   
Судья пишет приговор для того, чтобы показать основания, в соответствии с
которыми им выносится наказание.
    Показания свидетелей,
которые находят своё отражение в приговоре, написаны судьей. Это уже не
показания свидетелей, а то, что сделал с ними судья. 

   
И то, что сделал со свидетельскими показаниями Криворучко, сущность которого,
как видно, целиком и полностью определила его фамилия, не представляет сложности
выяснить, для чего не нужно даже иметь перед глазами собственно свидетельские
показаний. Для этого достаточно установить противоречия в 
криворученковских опусах по поводу свидетельских показаний

При этом мы с
вами, при рассмотрении изложения показаний свидетелей  Криворучко, должны
иметь ввиду  и то, что в показаниях свидетелей также содержатся искажения
произошедшего всюду, где так или иначе затронуты интересы самого свидетеля.
Т.о., мы имеем в изложении судьёй показаний свидетелей два фактора: искажение
событий свидетелями всюду, где затрагивается, так или иначе,  их
собственный интерес и, точно также, и это же самое относится и к судье, который
точно также будет искажать реальные события всюду, где имеет место его частный
интерес, который требует, чтобы события выглядели в соответствии с его
интересом, связанным, например, с денежным вознаграждением или заключающемся в
чем бы то ни было ещё ином.

    Наконец, в
свидетельских показаниях в суде действует так же еще один едва ли не важнейший
фактор, который применяется сторонами дознания и защиты относительно свидетелей
как своей, так и противоположной стороны с целью получения нужных показаний от
свидетелей. Так как человеческая память не обладает свойством машины, но
характеризуется неопределенностью и неустойчивостью, то стремление каждой из
сторон в судопроизводстве сводится к тому, чтобы сбить с толку свидетелей
противоположной стороны,  именно,  вызывая у них редукцию сознания,
вследствие которой свидетель оказывается уже ни в чем не уверен. В связи с этим,
перед судьей встаёт вопрос, с кем ему лучше, то есть выгодней  
дружить - с прокуратурой или с защитой.

    Имея ввиду все
эти обстоятельства, рассмотрим показания в суде стажёра Павлова. В качестве
должностного лица, естественно, он стремится представить своё поведение не
таким, каким оно было на самом деле, ибо, согласно российскому закону, "никто не
обязан свидетельствовать против себя", что означает: "лги, лги и лги, сколько
можешь" (ст. 51) УК РФ.  И при этом делаются невинные физиономии по поводу
"клянитесь в суде говорить правду, только правду и одну только правду" (ст.307
УК РФ о заведомо ложных показаниях)

   Итак, показания Павлова:


  " показаниями свидетеля Павлова
А.О., в том числе подтвердившего показания данные им в ходе предварительного
расследования о том, что с 01 марта 2012 года он был назначен стажером по
должности полицейского роты полиции батальона 8 отдела полиции. Работал по
графику сутки через трое. 25 мая 2012 года, в 9 часов был назначен на суточное
дежурство по охране общественного порядка на станции «Цветной бульвар»
Серпуховско- Гимирязевской линии Московского метрополитена совместно с
сотрудником полиции 8 отдела полиции УВД на ММ ГУ МВД России по г.Москве
Шарковым С.П. Примерно в 00 часов 35 минут 26 мая 2012 года он вместе с Шарковым
С.В. поднялся в вестибюль станции, увидел, что вошла одна дружная компания
парней. Между собой парни не спорили, вели себя спокойно. Было ли у последних
при себе оружие, ножи или другие колюще-режущие предметы, представляющие угрозу
для пассажиров, он не видел. Когда он, вместе с Шарковым С.В. зашел в комнату
полиции, спустя несколько секунд поступил телефонный звонок о вызове полиции в
связи с конфликтом на эскалаторе. Вместе с Шарковым С.В. он сразу же направился
на эскалатор. Там было все спокойно, однако во время следования вниз, он услышал
крики, доносившиеся с платформы. Не дожидаясь, когда эскалатор довезет их вниз,
самостоятельно побежали по движущемуся эскалатору, чтобы сократить время. Когда
спустились с эскалатора и уже подошли к платформе, он увидел, что в центральной
ее части дерутся между собой те самые 6-7 парней, которых он видел незадолго до
этого вошедшими в метро дружной компанией. Во время драки никто из парней никому
никаких требований не предъявлял, в разговоре отношения выяснить не пытались,
молча наносили друг другу удары. Кто-то
вокруг кричал про нож
,(прокурор:
вы видели нож?) но ножа ни у кого из дерущихся он не видел
.
В этот момент прозвучали два резких
хлопка.

Предположив, что это были выстрелы,
внимательно посмотрел на дерущихся парней, думая, что пистолет у кого-то из
парней. Однако парни дрались между собой, не применяя никакого оружия, без
использования ножей и пистолетов. Все происходило очень быстро.

Прошло, наверное 5-7 секунд, после
первых двух хлопков, когда он Павлов обратил внимание на девушку, которая стояла
на расстоянии от дерущихся примерно в 2-3 метрах. При этом, Павлов увидел, что
данная девушка достает из своей сумочки предмет, похожий на пистолет. О том, что
это был пистолет, он понял, когда она произвела еще несколько выстрелов из него
в сторону дерущихся. Шарков С.В. этого не видел, так как стоял к ней
полуспиной-полубоком и был занят тем, что разнимал дерущихся. После выстрелов
данная девушка убрала пистолет в свою сумочку. Она не убирала пистолет после
каждого выстрела, она с ним бегала вокруг дерущихся на определенном расстоянии.
Павлову показалось, что она пыталась помочь своему парню, которому наносили
удары и для стр9 этого стреляла в тех, кто эти удары наносил.

Удары наносили парню, одетому в шорты-
бриджи, на руках у последнего были татуировки (как установлено в ходе судебного
следствия Белоусову). В процессе драки никого ножом не ударяли, дрались
врукопашную. Самой девушке, которая производила выстрелы, в тот момент ничего не
угрожало, она находилась в стороне от дерущихся парней. Всего услышал три или
четыре выстрела.
Павлов пытался подойти к девушке с другой стороны с целью пресечения ею
противоправных действий. Однако, когда Шаркову С.В. удалось оградить Белоусова,
которому наносились беспорядочные удары, на путь в сторону центра подошел поезд,
в который села девушка с пистолетом, еще несколько девушек и парни, которые
участвовали в драке. Он и Шарков С.В. попытались предпринять меры к их
задержанию, однако двери вагонов закрылись и поезд уехал. Вернувшись к месту,
где происходила драка, и находились парни, которым были причинены ранения,
Шарков С.В. сообщил о произошедшем в дежурную часть 8 отдела полиции. Также была
вызвана бригада скорой помощи для госпитализации пострадавших;"

   
В показаниях  синим выделены подстановки, сделанные Раджабовой или
Криворучко, хотя, скорее всего, текст приговора написан самой Гайнуллиной,
который Криворучко и зачитал в суде. Жёлтым выделены показания, которые
принадлежат Павлову.

   Смотрим внимательно. Расположим все
события во времени. При этом помним, что  путаница создается  допросом
Павлова прокурором Раджабовой, которая выбивает из него нужные ей показания, то,
что называется, "сбивая его с толку", то есть добиваясь редукции его сознания. И
по тому, что мы наблюдаем, можем сказать, что имеем дело с профессионалом
преобразования истины в ложь. С другой стороны, это - "исправленные" показания,
формально - судьей Криворучко, реально - скорее всего, сочинение принадлежит Гайнуллиной, тогда как  и Криворучко всего лишь зачитал их.



   "Когда он, вместе
с Шарковым С.В. зашел в комнату полиции, спустя несколько секунд поступил
телефонный звонок о вызове полиции в связи с конфликтом на эскалаторе. Вместе с
Шарковым С.В. он сразу же направился на эскалатор. Там было все спокойно, однако
во время следования вниз, он услышал крики, доносившиеся с платформы."

  " Не дожидаясь, когда эскалатор довезет их вниз, самостоятельно побежали по
движущемуся эскалатору, чтобы сократить время. Когда спустились с эскалатора и
уже подошли к платформе, он увидел, что в центральной ее части дерутся между
собой те самые 6-7 парней, которых он видел незадолго до этого вошедшими в метро
дружной компанией. Во время драки никто из парней никому никаких требований не
предъявлял, в разговоре отношения выяснить не пытались, молча наносили друг
другу удары. "
     "
Кто-то вокруг кричал про нож
,но
ножа ни у кого из дерущихся он не видел
. " "В
этот момент прозвучали два резких хлопка.
" "Предположив,
что это были выстрелы, внимательно посмотрел на дерущихся парней, думая, что
пистолет у кого-то из парней. Однако парни дрались между собой, не применяя
никакого оружия, без использования ножей и пистолетов. Все происходило очень
быстро.
"

    Замечание Павлова "всё происходило очень быстро"
является отражением, с одной стороны,  давления на него Раджабовой, с
другой стороны, стремлением представить своё поведение не таким, каким оно было на самом
деле, а таким, каким оно должно было быть. Это не могло не привести к тому, 
что  в его памяти   временная картина событий оказалась смыта, что его
показания  - не
столько воспроизведение, сколько  конструирование событий по памяти, в котором временной
порядок событий оказывается смещен, так что сложно становится сказать, что
случилось раньше, и что позже. Ключевым, однако, является то, что он слышал
два выстрела. Если допустить, что он слышал просто какие-то хлопки, то получаем
два выстрела при трех ранах. Значит, это были выстрелы. И далее он говорит:

   
"Прошло, наверное 5-7 секунд, после
первых двух хлопков, когда он Павлов обратил внимание на девушку, которая стояла
на расстоянии от дерущихся примерно в 2-3 метрах. При этом, Павлов увидел, что
данная девушка достает из своей сумочки предмет, похожий на пистолет. О том, что
это был пистолет, он понял, когда она произвела еще несколько выстрелов из него
в сторону дерущихся. Шарков С.В. этого не видел, так как стоял к ней
полуспиной-полубоком и был занят тем, что разнимал дерущихся. После выстрелов
данная девушка убрала пистолет в свою сумочку. Она не убирала пистолет после
каждого выстрела, она с ним бегала вокруг дерущихся на определенном расстоянии.
Павлову показалось, что она пыталась помочь своему парню, которому наносили
удары и для этого стреляла в тех, кто эти удары наносил.
"

   Эти
показания подтверждаются раскадровкой видео: Белоусов сзади захватил руки
Хворостова, так что тот не может обороняться, а в это время спереди Хворостова убивает Курбанов, приём, который обычно и применяют  блатные,  и
при этом оба получали в этом процессе убийства человека "необыкновенно приятные
ощущения".  Этим и были вызваны два последующие выстрела Лотковой,
спасавшей Хворостова. И это не является необходимой обороной?!

    И дальше идёт либо подлог,  либо работа Раджабовой над
Павловым, добившейся у него редукции сознания, когда свидетель перестает что бы
то ни было понимать и думает только об одном - чтобы его истязания быстрее
закончились. Отсюда и получаем ни с чем не сообразующееся то, что, оказывается, Лоткова спасала своего "друга" Белоусова:

   

"Удары наносили парню, одетому в шорты-
бриджи, на руках у последнего были татуировки (как установлено в ходе судебного
следствия Белоусову).
старательно подчеркивает следствие
В процессе драки никого ножом не ударяли
ножа не было, дрались
врукопашную. Самой девушке, которая производила выстрелы, в тот момент ничего не
угрожало, она находилась в стороне от дерущихся парней.
выстрелы не имели под собой основания
Всего услышал три или четыре выстрела.всего
было три выстрела"


    Как выбиваются подобного рода показания - вещь
известная: "В чем были одеты дерущиеся" - а человек не обратил на это внимания.
"Не в шортах ли был тот, кого избивали?" - "Не знаю. Может быть" Тут же это
"может быть" превращается "так и есть". И т.д.


   Мы видим,
как группировкой Гайнуллина, Раджабова, Криворучко выворачиваются показания
Павлова наизнанку в угоду их цели. В чем заключается хитрость этого приёма? - в
видимости его неподсудности - ведь показания, которые дал свидетель, дал
свидетель. То же, что его показания были получены посредством манипуляций его
сознанием, на это статьи в УК РФ нет. Есть статья 309 "Подкуп или принуждение к
даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу" В
данном случае имеет место принуждение к даче ложных показаний, однако
принуждение это является скрытым.  В то же самое время оно является основой в соревновательности обвинения и защиты, так что вопрос об истине вообще в
судопроизводстве благодаря соревновательности отходит на второй план, а
основными становятся игры в то, какая из сторон средствами психологического
манипулирования добьётся нужных для себя показаний. Правда,   статье
309 идёт Гайнуллина, принудившая Хворостова к отказу от дачи показаний путём не
только посредством угрозы открытия
дела о грабеже, но, возможно, и открытием самого дела, связанного в выбросом
кепок Курбанова и Белоусова, а также дела о побоях. Убивали Хворостова, а,
оказывается, это он нанес побои двум блатным.  Об этом мы с вами еще будем говорить.
   Так как в
конечном счете по закону  приговор пишет и оглашает судья, то в деле
Лотковой  Криворучко
прямо подпадает под статью 305 УК:

    Статья 305.
Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

    [Уголовный кодекс РФ] [Глава 31] [Статья 305]

    1. Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных
приговора, решения или иного судебного акта -

    наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей
или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух
лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы
на срок до четырех лет.

    2. То же деяние,
связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или
повлекшее иные тяжкие последствия, -

    наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти
лет.





    и при этом движущие силы этого процесса -
Гайнуллина и Раджабова - оставляются этой статьей в стороне. Но найдутся, как вы
уже заметили, и для этих дам
статьи.

   
Насколько я понимаю, этим вопросом должны заниматься надзорные органы.

   
18.04.13 г.